0b4267a2

Корчагин Геннадий - Полнолуние



Геннадий Корчагин
Полнолуние
Когда они появились на Земле?
Очень давно. В эпоху динозавров, наверное, или раньше. Этого они сами
не знают.
Откуда они пришли?
Из космических просторов или иных измерений. А может быть, в глубоких
трещинах литосферы, среди раскаленных мантийных газов, возникла эта
странная жизнь. Человек Разумный - нелепое дитя, созданное природой себе
на погибель, - считал их порождением собственных страхов. Отчасти он был
прав.
Где они укрылись, когда Человек окончательно лишился рассудка и
принялся методично уничтожать то, что его окружало?
В его снах, на страницах книг, в кадрах кинолент... Убежищ было
достаточно.
Когда они ожили вновь?
После того, как Человек Разумный распустил над Землей великолепные
огненные цветы, и плотные облака ядовитой, неоседающей пыли навеки затмили
звезды.
В наследство им достались необозримые угодья Человека. Для раздела этих
угодий требовались особые качества: алчность, свирепость, хитрость, сила.
Всем этим они обладали.
Им еще предстояло создать свою, небывалую цивилизацию. А пока в вечных
сумерках на обезлюдевших континентах гонялись друг за другом, сталкивались
в яростных схватках свирепые, безжалостные твари, и холодный ветер над их
головами пел реквием ушедшему Человеку.
Рыцарь Трех Забрал построил свою конницу так, чтобы надежно перекрыть
_дефиле_ между параллельными грядами острых скал. Двойной ряд всадников,
перепончатокрылых существ на коротконогих саблезубых конях, изготовился к
бою; каждый тридцатый в первой шеренге держал расчехленный штандарт на
длинном древке.
Сам Рыцарь, чья эмблема красовалась на штандартах, гарцевал перед
строем на черном, в рыжих подпалинах карликовом драконе. Он заглядывал в
глаза ближайших седоков и не видел в них ничего, кроме преданности и
отваги.
Стая вервольфов под предводительством барона Хоффа летела по теснине,
поднимая облако сухой, мерзлой пыли. Барон скакал впереди на гнедом
единороге, во лбу которого, словно асфальтовая капля, жирно блестел
единственный глаз.
Он остановился в нескольких десятках шагов от всадников, поднял зверя
на дыбы и, поднеся к губам рог, протрубил короткий сигнал. Волки замедлили
бег, растянулись по всей ширине ущелья и замерли. Теперь против ровного,
словно прочерченного по линейке ряда всадников стоял такой же четкий строй
вервольфов.
Барон Хофф пришпорил единорога и боком подъехал к Рыцарю Трех Забрал. В
отличие от Рыцаря, все три лица которого скрывались под решетчатыми
стальными пластинами, его лицо было незащищенным. Большеротое, с длинным
острым подбородком, выступающими скулами и глубоко посаженными глазами под
скошенным лбом, оно выглядело бы уродливым, но мертвенная бледность
придавала ему отрешенную, _величественную_ красоту.
Рыцарь Трех Забрал, казалось, не замечал приближения барона, чего
нельзя было сказать о драконе. Чудище часто, по-собачьи, дышало, свесив
язык и плотоядно облизываясь. Хофф был невозмутим; единорог косился на
дракона и всхрапывал.
Молчание длилось несколько секунд. Наконец барон сказал:
- Разве мы с тобой когда-нибудь враждовали? Почему ты не хочешь
пропустить меня?
Из-под левого шлема зазвучал хрипловатый голос:
- Куда? Здесь мои земли.
- Здесь окраина твоих земель, - сказал барон. - Дальше болота. Мы
пройдем туда, не причинив тебе хлопот. Пропусти нас.
- Нет, - зазвенел голос из-под среднего шлема. - Ты не пройдешь.
Поворачивай своих волков.
- Но почему?
- Куда ты собрался бежать? - спросила левая голова. - В страну за
бол



Назад