0b4267a2

Корчак Ружка - Пламя Под Пеплом



РУЖКА КОРЧАК
ПЛАМЯ ПОД ПЕПЛОМ
Перевел с иврита О. Минц
СОДЕРЖАНИЕ
От издательства
Предисловие
Июнь 1941
В Рудницких лесах
На берегах озера Нарочь
Мы здесь
ОТ ИЗДАТЕЛЬСТВА
Автор этой книги, Ружка Корчак, родилась в Польше в городе Плоцке. С
ранней юности она - член сионистского молодежного движения "Хашомер хацаир".
В начале Второй мировой войны попала в Вильнюс и оставалась там до момента
ликвидации Вильнюсского гетто, где была членом руководящего звена "Хашомер
хацаир".
Сражалась в партизанских отрядах в Рудницких лесах и была одним из
руководителей боевой организации партизан ЭФПЕО (ФПО - Ферейнигте партизанер
организацие).
После освобождения Вильнюса была направлена в Румынию для проверки
сообщения о возможности репатриироваться оттуда в Эрец-Исраэль и для создания
пунктов нелегального перехода границ. Сумела добраться до Румынии и, установив
контакты с организаторами нелегальной алии, направилась в Эрец-Исраэль.
Прибыла в страну 12 декабря 1944 года.
Ружка была первым уцелевшим свидетелем Катастрофы, прибывшим из Литвы в
Эрец-Исраэль.
Вначале она - член киббуца Эйлон, где ею написана книга "Пламя под
пеплом", а затем - киббуца Эйн ха-Хореш.
Работает преподавателем в средней школе в своем киббуце. Она член
правления издательства "Морешет" - мемориального музея им. Мордехая Анелевича
Ружка Корчак мать трех сыновей.
Но если света солнца
не дождемся мы, -
Пусть наша песнь звучит навек,
пароль из тьмы.
ПРЕДИСЛОВИЕ (от автора)
Впервые эта книга вышла в свет в 1946 году, через полтора года после того,
как я приехала в страну. Когда я начала описывать историю Вильнюсского гетто -
борьбу и гибель евреев, стойкость их духа и страшный конец тех дней - я не
нуждалась ни в каких документах и письменных источниках. События были слишком
живы в моей сердце, я не писала ничего, кроме того, что сама знала и видела, в
чем лично участвовала. Я рассказывала в людях, с которыми была близко знакома.
Тот, кто уцелел, никогда уже больше не сможет смотреть на собственную
жизнь как на нечто само собой разумеющееся, как на естественное человеческое
право.
Долг оставшихся в живых - рассказать о том, что случилось там, дать
свидетельские показания, как бы это не было тяжело. У меня не было никаких
литературных амбиций или жажды славы, когда, я писана эту книгу. И хотя в моем
рассказе очень много личного, его все-таки ни в коем случае не следует
воспринимать как автобиографию или как биографию моего друга, это история
целого поколения евреев.
В костре, запылавшем на земле Европы, сошлись, перекрестились,
перемешались и были сожжены - вместе с людьми - чаяния, ожидания и иллюзии
миллионов евреев - все, чем жило еврейство на долгом пути изгнания. Трагедия
разыгравшаяся на наших глазах, предопределила судьбы будущих поколений
еврейского народа.
На вопросы, которые оставила после себя катастрофа, нет ответа. Но они
стучат в сердце каждого еврея - и того, который живет там. в странах
рассеяния, и того, который строит свой дом, свою родину здесь, на земле
свободного Израиля.
Но, я думаю, с особой остротой они встают перед тем, кто сейчас на
распутье - кто пытается осознать себя. свое еврейство, свою связь с народом и
его наследием, и я надеюсь, он поймет, что дорога в Иерусалим проходит через
"Иерусалим литовский" даже теперь, через тридцать лет после Понар (ldn-knigi -
место расстрелов в Литве (Paneriai)) и Освенцима.
Когда я узнала, что готовится новое издание моей книги - в русском
переводе - я почувс



Назад