0b4267a2

Корольков Юрий - Кио Ку Мицу !



Юрий Михайлович Корольков
Кио ку мицу!
СОВЕРШЕННО СЕКРЕТНО - ПРИ ОПАСНОСТИ СЖЕЧЬ!
ПАСТЕУРЕЛЛА ПЕСТИС
ПРОЛОГ
В далеком забайкальском городе стоял памятник человеку, подвиг
которого сейчас забыт... Помнится, когда разгромили Квантунскую армию,
когда закончилась вторая мировая война, обелиск этот еще стоял на
площади недалеко от вокзала. Но уже тогда памятник приходил в ветхость
- облицовка на нем отваливалась плоскими, как фанера, кусками, обнажая
кладку из могучих лилово-малиновых кирпичей, таких кремнистых, что
бери хоть любой на огниво. Таких кирпичей у нас давно не делают, взяли
их на памятник, скорее всего, из разбитого купеческого лабаза или
развалин церквушки, прекративших существование в гражданскую войну.
Цементные буквы на постаменте, что составляли простую русскую
фамилию, тоже осыпались, и памятник сделался безымянным. Памятник
стоял чуть не со времен гражданской войны. Может быть, теперь его уже
нет, не знаю,- давным-давно не был я в том далеком забайкальском
городе...
А воздвигли памятник человеку, который спас, быть может, миллионы
людей, предотвратил народное бедствие, нависшее вдруг над Россией, над
молодой и неокрепшей Советской республикой. Был тот человек по
специальности доктор-эпидемиолог.
По некоторым причинам я не стану пока называть настоящего имени
доктора. Не пришло еще, видно, время говорить все до конца... Я назову
доктора Александром Никитичем Микулиным...
Из близких Александра Никитича никто уже не помнит, при каких
обстоятельствах он вернулся на Дальний Восток. Происходил он из
ссыльнопоселенцев - отца угнали в Сибирь еще в конце прошлого века за
участие в крестьянском бунте в средней полосе России. Семья Микулиных
жила на Аргуни у Нерчинского завода. Перед войной четырнадцатого года
студент последнего курса медицинского института Александр Микулин, не
успев получить диплом, угодил в армию. Считали, что он легко
отделался, - за участие в студенческих беспорядках ему полагалась
каторга.
В семейном альбоме сохранилась его фотография того времени:
молодой прапорщик лет тридцати с перевязанной рукой сидит, опершись на
бутафорскую балюстраду. Здоровой рукой он придерживает эфес сабли, на
коленях лежит фуражка. Волевое лицо, задумчивые и одновременно дерзкие
сосредоточенные глаза.
Говорили, что после германской войны он партизанил в отряде
Сергея Лазо. Воевал с Колчаком, бароном Унгерном, японскими
интервентами. Какое-то время учительствовал, потом вернулся к своей
специальности.
Вот тогда все и случилось. Александр Никитич заведовал в то время
противочумной эпидемиологической станцией, что стояла в стороне от
города, за высоким непроницаемым забором, под надежной охраной. Врачи
имели дело с активной вакциной чумы, содержавшейся в стеклянных
колбах, проводили опыты над грызунами - разносчиками заразы.
Лаборатория находилась в центре противочумной станции за вторым
забором, охранявшимся еще более строго.
Работали врачи посменно - неделю одна группа, неделю другая.
После такой вахты в центре противочумной станции проходили карантин и
только тогда возвращались домой. В лабораторию шли через два кордона и
связь с внешним миром поддерживали только по телефону.
Стояла зима, морозы были суровые, близился Новый год. В
добровольное заключение, как обычно, ушли вшестером - три врача,
лаборантка, истопник и уборщица. Вечерами после работы собирались в
"кают-компании", как прозвали тесненькую столовую, распивали сибирский
чай, крепкий, как чифир, разговаривали, спори



Назад