0b4267a2

Короткевич Владимир - Христос Приземлился В Гродно. Евангелие От Иуды



adv_history Владимир Короткевич Христос приземлился в Гродно. Евангелие от Иуды Волею случая и по произволу духовных и светских властей недоучившийся школяр Юрась Братчик принимает на себя роль Мессии. Странствуя по просторам Белой Руси со своими «апостолами», труппой жуликоватых лицедеев, он, незаметно для самого себя, преображается и вступает на крестный путь.
ru be А. А. Сурнин Zavalery zavalery@yandex.ru doc2fb, Fiction Book Designer 08.08.2006 http://lib.aldebaran.ru Scan Mobb Deep, OCR&Spellcheck by Zavalery CFF99C84-AE9E-4C78-B72D-DE57E76DC9AF 2 v.1.1 — создание файла fb2 by Zavalery
v.1.2 — Black Jack — правка форматирования книги
Владимир Короткевич. Христос приземлился в Гродно ЗАО ТИД «Амфора» СПб. 2006 5-367-00142-4 Уладзiмiр Караткевiч Хрыстос прызямліўся ў Гародні. Евангелле ад Іуды Владимир КОРОТКЕВИЧ
ХРИСТОС ПРИЗЕМЛИЛСЯ В ГРОДНО
Евангелие от Иуды
СЛОВО ДВУХ СВИДЕТЕЛЕЙ
...И в начале царствования того Жигмонта Первого был некий... который из лёгкости какой умыслов или речей, с отчаяния, имя и внешность Христа Господа себе приписал и присвоил.Хроника Белой Руси каноника жмойского Матвея Стрыковского.Будучи на склоне дней, готовясь испить общую чашу человеческую — её же никто не минует, — зная, что за краем не встретимся снова, ибо веры мы разной, а возможно, и за краем лежит «может быть» или вообще «ничто», решили мы, один грамотный, а другой памятливый, рассказать вам, люди, о Юрасе Братчике, которого церковь назвала «лже-Христом».
Ложь и обман! Многих они так: били камнями, а потом канонизировали. Этого — навряд ли. Оболгали и забыли грамотные, оболгали богатые, оболгали книжники продажные имя его.

И записали о нём только Матвей Стрыковский, да Квангин Алесь, летописец, да Варлаам Оршанский, да Зборовская писцовая книга, да Андроник, Логофил по прозвищу, из Буйничей Могилёвских.
Но первые два, книги свои спасая, ради страха иудейского, о Гродно будто и не помнят; ограбление чудотворной из Вильно в Частогов относят; злодейством все его делают, шуткой шалберской[1] всё показывают, историей плутовской. А остальные если и пишут о бунте и великой гродненской резне, то заведомо мало, пару строк, от одной красной буквы до другой: «Христос названый город взял и людей побил, но потом...».

И, ещё слова два сказав, поминают потом, как корова у ратмана[2] на льду ногу сломала и что сено в этом году очень дорогое было. Потребно разве свиньям непотребным сено?!
Когда собираются причислять кого-либо к лику святых, вспоминают, сотворил ли он при жизни хотя бы два чуда. И «адвокат дьявола»[3] эти чудеса испытывает сомнением, пробует доказать, что были это не чудеса, а какие-то чары и гусли, блуд лотровский[4], и доказательств потребует, что дивы эти были.
У него, у Юрася Братчика, чудес было больше. И главное чудо: мёртвые встали, когда пришёл он.
И потому облудам этим, чернокнижникам, пришлось бы решать и отвергать вопрос о Втором пришествии Сына Божьего на землю, а это тяжелей, чем сколько-то дураков в святые записать.
Молчат они. Молчат и книгочеи. Кто знает — тот сказать не может или не хочет.

Кто может сказать — тот не знает.
А мы можем. Мы знаем. Мы ходили с ним. И старые мы уже. Нечего нам, как коту вокруг горячего сала, ходить.

И сало нам ни к чему, и хворостина не страшна. Да и раньше мы писали. Но только та рукопись исчезла, украли её.
И мы бы с «адвокатом дьявола» согласны были. Не было чудес. И были чудеса.
И не был он бог, а был человек. Но для нас, человеков, даже для тех, что знали его, был он — Бог.
И



Назад