0b4267a2

Коршунов Евгений - Под Белым Крестом Лузитании (Лузитания - 1)



ЕВГЕНИЙ КОРШУНОВ
Хроника недавних дней
Под белым крестом Лузитании
ПОСЛЕДНИЕ ДНИ ПОРТУГАЛЬСКОЙ ИМПЕРИИ
Рассказать в немногих словах о крахе португальской колониальной
империи - задача невыполнимая. И все-таки то, что я увидел в Лиссабоне
спустя считанные дни после падения фашистской диктатуры, в определенном
смысле дает ключ к пониманию весьма сложных и зачастую противоречивых
событий в Африке.
...Загорелось световое табло: "Не курить. Пристегните, пожалуйста,
ремни". Мягкий, вкрадчивый голос стюардессы: "Уважаемые господа пассажиры,
через несколько минут наш самолет совершит посадку..." Как обычно, как и
десятки раз до этого. И лишь одно казалось мне удивительным, поразительным
и почти неправдоподобным: то, что самолет сейчас приземлится не где-нибудь,
а в Лиссабоне. Дело в том, что события 25 апреля 1974 года в Португалии
касались меня, пожалуй, несколько ближе, чем любого другого советского
журналиста: на протяжении последних восьми лет мне довелось, что
называется, вплотную соприкоснуться с вооруженной
национально-освободительной борьбой, которую вели против португальских
колонизаторов патриоты Анголы, Гвинеи-Бисау и Мозамбика. Особенно близко я
познакомился с патриотами Гвинеи-Бисау, на освобожденной территории
которой, начиная с 1966 года, я побывал шесть раз.
И вот передо мной новая, весенняя, свободная Португалия. Среди тысяч
перемен одну я почувствовал, сделав всего несколько шагов по ее земле:
военные - молодые розовощекие пехотинцы, стоявшие на контрольно-пропускном
пункте, - встретили советского корреспондента необычайно радушно, без
малейшего промедления оттиснув в паспорте штампиком слово "въезд", хотя у
того въездной визы не было и в помине. Потом новое, необычное хлынуло целым
потоком. И гвоздики в петлицах, и красные флаги на зданиях, и эмблемы серпа
и молота в витринах почти всех магазинов - от галантерейного до ювелирного.
Демонстрации, митинги, пламенные речи на импровизированных трибунах - все
было.
Однако жизнь ведь состоит не из одних митингов и манифестаций. И
фашистский режим существовал в Португалии не день и не два. Даже не год и
не десять лет, а почти полвека. Сорок восемь лет. И война с прошлым, пусть
в других формах, еще не кончилась. Ни в Анголе, ни в Мозамбике, ни в
Гвинее-Бисау. И потом: куда девались фашисты? Да и те, кто их поддерживал,
кто их подкармливал: куда исчезли они? Зять владельца нового прекрасного
отеля "Алтиш", смеясь, рассказал мне анекдот: "У нас в Португалии всего
восемь с половиной миллионов жителей. Из них теперь, после 25 апреля,
девять миллионов демократов".
Анекдот остроумный и тревожный. Действительно, "вдруг" все стали
"демократами". Кроме, конечно, тех двух или трех сотен агентов
салазаровской охранки ПИДЕ, которых сразу же посадили за решетки тюрем
Кашиас и Пенише.
Все стали демократами. Что ж, значит, и первого назначенного новой
властью временного президента Португалии генерала Антониу ди Спинола тоже
прикажете называть демократом? Того самого Спинолу, который в давние
времена пошел добровольцем в войска Франко, душившие республиканскую
Испанию. Того самого Спинолу, который затем подвизался в качестве
"наблюдателя" при гитлеровских войсках, воевавших под Сталинградом. И когда
салазаровская национальная республиканская гвардия убивала восстававших
против фашистского режима сыновей Португалии, то ею командовал тот же
Антонио ди Спинола. "Он был преступником в Анголе, когда служил там
командующим моторизованной кавалерией и ра



Назад