0b4267a2

Косенков Виктор - Демон



Виктор Косенков
Д Е М О Н
"Покидая свое тело, как пожарище в
смертном бою."
Е.Летов
Ботинок порвался на второй день после покупки. Костя с обиженным
удивлением смотрел на свой серый носок, выглядывающий из отверстия в
обуви. Вид был неприглядный. В голове вертелось бестолковое : "
Ведь новые же, новые..." На улице было противно, сыро и холодно. Ноги
насквозь промокли, и вечерний насморк уже ждал его дома, как преданная собака.
Растерянно моргая, Костя созерцал собственный носок, когда мимо
проезжающая машина ненавязчиво окатила его брюки грязной жижей из смеси
снега, песка и бензина. День был явно неудачный. Впрочем, как и многие,
многие до него. Это был обычный грязный день со всем его хамством,
злом и унижением. Самым обидным было то, что Костя находился
очень далеко от дома, от автобусной остановки и от своей бывшей работы,
с которой его уволили месяц назад. Как раз сегодня Костя получил расчет и
свою трудовую книжку, вытерпев месяц унижений, отказов и прочих
милостей, которые вываливаются на человека государственными
организациями, когда тот окажется за их высоким, сияющем бортом.
Поджимая пальцы и прихрамывая Костя добрел до остановки, дождался
автобуса и отправился домой, плотно зажатый между воняющим отбросами
стариком и стенкой салона. Из плохо прикрытого окна сильно дуло.
С трудом ощущая замерзшую и отдавленную ногу, Костя ввалился
в свою двухкомнатную квартиру и зло бросил на подзеркальный столик новый
счет за жилье. Единственное, что случилось хорошего за этот день,
так это горячая ванная, в которой Костя отмачивал свое несчастное тело.
Пока он сидел в ванне голова его была занята самыми различными мыслями
от стандартного вопроса "Почему?" до бредовых планов по улучшения своего
образа жизни. На завтра он решил пойти в обувной магазин и потребовать
замены вышедших из строя ботинок. На душе было погано, и он
испытывал страх перед назначенным походом в магазин. По спине противно
пробегали мурашки.
Утро навалилось на крышу дома и всем своим розовато-серым
существом заполнило лестничные пролеты, балконы и незакрытые шторами
комнаты. Костя открыл глаза. На сердце было спокойно, и какая-то
расслабленность наполняла все его естество. Казалось, что все беды
и проблемы остались во "вчера", затерялись в облаке минут и секунд
где-то за гранью полуночи.
"Хороший день. Обязательно будет хороший день!", подумал Костя
и вдруг вспомнил, что собирался сегодня пойти в обувной, и хорошее
настроение улетучилось мигом. Снова по спине поползли знакомые
мурашки. Он терпеть не мог эти "житейские" коллизии. Ему всегда было
как-то противно ходить по магазинам, о чем-то упрашивать продавцов. Почему
упрашивать? Костя не знал. Его общение со сферой обслуживания почти
всегда проходило в какой-то униженно-просительной форме. Однако делать
было нечего и он вскоре потащился на улицу.
У дверей родной четырнадцатиэтажки Костю толкнули. Толкнули даже
не плечом, а предплечьем, потому что плечо располагалось где-то значительно
выше. Здоровяк, буркнув что-то неодобрительное, скрылся за углом, а
Костя долго и старательно отряхивал рукав польто от белого налета
со стены.
Над названием магазина с ярким, желтое на зеленом фоне, словом
"Shop" виднелось не менее броское слово "КОЗЛЫ", написанное свежей
грязью. Видимо неизвестный поклонник графити тоже был недавним
клиентом магазина. Костя слегка ухмыльнулся, и подавив
предательскую дрожь в самой не подходящей для этого части тела,
переступил порог. Тут же мерзопако



Назад