0b4267a2

Косенков Виктор - Рассказы



ВИКТОР КОСЕНКОВ
РАССКАЗЫ
ПРО ЗВЕРЯ.
- О! Вы неплохо справляетесь со своей работой.
Голос заведующего лабораторией был сух и невыразителен. Такой голос мог быть только у заведующего химической лабораторией. Голос как реторта. Да и весь он сам напоминает реторту.

Эдакую склянку из матового стекла. Серые глаза, светлые волосы, прямой нос, правильные черты лица… Что-то всколыхнулось в памяти и опять ушло на задний план. Какое-то слово связанное даже не с ним, а скорее с людьми, имеющими такую внешность.

Почувствовалась тупая слабая боль в шраме на затылке. - Да!? Я очень ценю ваше мнение герр директор.. Спасибо.
Как вы считаете…… И слова, слова, слова…
Кого же он мне напоминает? Кого.. Я видел эти глаза раньше. Впрочем, я каждый раз спрашиваю себя об этом.

Вот сейчас я говорю с ним, а он меня не слышит. Кивает головой, согласен, а не слышит. Его мысли заняты чем-то другим.

Уходит. Скоро придет мой сменьщик. Маленький кривоносый еврейчик, постоянно трущий себе запястье с какой-то нелепой татуировкой. Какие-то цифры.

Синяя татуировка. Зачем она ему. Ни за что не сделал бы себе такую. Один раз я спросил его об этом.

Он побледнел и почему-то спросил меня не помню ли я местечка под названием Бухенвальд. Я не помнил. Я вообще мало чего помню. Когда пытаюсь вспомнить то очень болит шрам на затылке и все время заходит один и тот же человек в лабораторию.

Здоровый такой “лаборант”. Странно. Он всегда спрашивает только одно: “Все ли у вас впорядке герр лабрант?” А я говорю : “Да!

Все впорядке.” Тогда он странно смотрит на меня и уходит.
Год сейчас 1944… Как я оказался в этой лаборатории я не помню. Как будто работал тут всю жизнь. Не помню своего детства, юности… Помню только общую мировую историю. И то, что сейчас мы живем в годы высочайшего расцвета мировой культуры и науки.

Доказательством тому этот институт и эта лаборатория. Лаборатория времени. Институт альтернативной истории. А я здесь лаборант.

Почетная работа, между прочим. Я уважаемый человек и платят весьма солидно…
Вот только иногда, когда я смотрю в большое зеркало на стене и вижу себя... Что-то проявляется во мне, что-то всплывает и мое изображение, изображение не высокого лаборанта в белом халате и с черной челкой на глаза и маленькими усиками, изчезает, тает, растворяется.

В такие моменты ноет шов на затылке, в памяти всплывает ничего не значащее слово, услышанное мною от одного из професоров нашего института :”Лоботомия”… Про что он говорил? Про кого? Не знаю. Мне все равно.

Но когда я смотрю на себя в зеркало и пытаюсь превозмочь боль меня посещают очень странные видения и желания. Я не говорил никому об этом. Даже своему психоаналитику. Никому!

Я вижу себя в странном коричневом или черном мундире и испытываю не менее странное желание, стоя на трибуне, вскинуть руку вперед и верх в ответ на раскатистое “ХАЙЛЬ! ”, что звучит с площади передо мной.
Зачем?
О, вот и мой сменьщик. Он всегда говорит одно и то же: - Добрый день, герр Адольф! - Здравствуйте Кацман, здравствуйте…
Виктор Косенков 09/02/1998
Снег и ветер.
Снег падает на снег. Уже давно. Снег на снег. Никем не считанная армия маленьких белых холодных снежинок.

Эта армия берет не умением, а числом. Снег спокоен и рассудителен. Снег знает, что будет потом и что было до. Снег знает ответы на все вопросы. Только спроси и тут же получишь целую кучу разных умных и мудрых советов.

Ведь снег знает так много. Ему не ведома корысть, муки, любовь, ненависть. Все, что нужно снегу, это благополучно упасть. Пролететь свой путь и



Назад