0b4267a2

Костикова Екатерина - Лапник На Правую Сторону



ЛАПНИК НА ПРАВУЮ СТОРОНУ
Екатерина КОСТИКОВА
Анонс
Восходящей звезде отечественной беллетристики Екатерине Костиковой удалось создать чисто русский мистический триллер, который не стыдно поставить в один ряд с произведениями Стивена Кинга, Брэма Стокера и Клайва Баркера.
Оказывается, жуткие и невероятные истории случаются не только в печально-известном городке Дерри, старинных Шотландских замках или в Нью-Йорке, где, согласно мифологии кинематографа мирно сосуществуют Человек-Паук, Люди Х и заскучавшие в родной деревушке потомки детей кукурузы. Наша провинция тоже не лыком шита. Действие романа «Лапник на правую сторону» разворачивается в богом забытом городишке средней полосы, но в сравнение с ужасами, которые там происходят, знаменитый «Твин Пикс» Линча может показаться доброй рождественской сказкой.
Точно выверенные сюжетные линии, великолепный слог, потрясающее чувство юмора и абсолютно непредсказуемый финал удовлетворят самого взыскательного читателя.
Глава 1
Телефон мигал красным. Прием - ноль. Вольский на всякий случай понажимал кнопки, убедился, что дозвониться никуда не получиться, обругал последними словами жадность отечественных мобильных операторов, которым неохота поставить ретранслятор, и кинул бесполезную трубку на сиденье.
Три часа назад он выехал из Коржаковки, и сейчас должен был быть где-нибудь в районе Троицка, в получасе езды от Москвы. Однако Троицком и не пахло. Полный бред.

По этой дороге Вольский ездил без малого сто раз. Несколько лет назад он купил гектар леса у озера в трехстах километрах от Москвы, поставил финский домик, рубленую баньку, и иногда сбегал туда продышаться и полениться. Топил баню, удил рыбу, смотрел ночью на звезды, слушал, как шебуршатся ежи у крыльца...
В свою берлогу Вольский ездил всегда сам, без шофера, и дорогу знал наизусть. Когда щит с приветливой надписью «Добро пожаловать в город-герой Троицк» не появился вовремя, он некоторое время пребывал в недоумении.

Когда же вместо приглашения в город-герой фары высветили покосившийся ржавый указатель, где значилось «дер. Хвостово, 12 км», Вольский принялся ругать, на чем свет стоит и родные дороги, и осеннюю морось, и себя, дурака, за то что уехал в непонятное Хвостово, вместо того, чтобы рулить себе спокойно домой, в Москву - столицу родины и порт пяти морей.
Он притормозил, включил свет и, полистав карту, взвыл. Деревня Хвостово находилась в двухстах километрах от первопрестольной, при этом совершенно в стороне от маршрута.

Поразмыслив, каким волшебным образом его сюда занесло, Вольский пришел к выводу, что во всем виноваты уродские ремонтники, затеявшие латать свою уродскую дорогу. Из-за ремонтных работ под Калугой пришлось делать крюк и пилить в объезд.

В итоге он, по всей вероятности, свернул не на той развилке. Выходило, последние два часа Вольский ехал черт знает в какую сторону, в черт знает какое Хвостово. Йес.

Замечательно. Теперь он неизвестно сколько будет выгребать из этого Хвостова, и припрется домой самое раннее в пять утра. А в половине девятого надо быть на работе, потому что приедут уродские англичане подписывать договор.

Лучше не придумаешь.
Обругав все на свете еще тридцать восемь раз, Вольский снова уткнулся в карту, и, бубня «пять километров, потом направо, потом восемь, и налево», нажал газ. Машина сыто заурчала, и понеслась по щербатой дороге, легонько вздрагивая на колдобинах.
Давно стемнело. Фонарей в этом захолустье, ясное дело, не водилось. В свете фар Вольский видел лишь кусок убитой дороги, да темный



Назад