0b4267a2

Костин Сергей - Легион Безголовый



sf_humor Сергей Костин Легион Безголовый Если вы чувствуете, что с той стороны экрана, монитора или зеркала за вами кто-то наблюдает, если чувствуете, кто-то с той стороны желает открутить вам голову — позвоните, а лучше приходите в восьмое отделение милиции, что у свалки на краю города. Найдите кабинет отдела «Подозрительной информации» и смело стучитесь. Мы дадим вам толстую кисточку и банку самой лучшей ярославской краски. И, надеемся, вы сами догадаетесь, что нужно сделать с вашим монитором…
ru ru Black Jack FB Tools 2005-04-10 85D7A695-DZ7B-49F9-B4D8-E9C0FA6068C1 1.0 Костин С. Легион Безголовый Эксмо М. 2003 5-699-03345-9 Сергей Костин
Легион Безголовый
* * *
— Так и писать?
— Так и пишите.
— Только не думайте, я не сумасшедший. Просто жить так дальше невозможно.
— Успокойтесь, товарищ э-э…
— Пейпиво. Иван Силуянович Пейпиво. Фамилия такая.
— Товарищ Пейпиво. Именно. Успокойтесь. Водички глотните. Мутная водичка, потому что после поливки кактуса осталась.

К нам сумасшедшие не приходят. А если приходят, мы их быстро определяем куда следует. Но вам это не грозит.

Я верю каждому вашему слову. Только на всякий случай еще раз документики предъявите. И справку, если имеется.
Ерзающий на допросной табуретке гражданин лезет за пазуху в поисках требуемых документов. Необходимые бумажки извлекаются из бумажника, завернутого в чистый носовой платок, который, в свою очередь, завернут в еще больший носовой платок, который, в свою очередь, запакован в целлофановый пакет, перетянутый белыми резинками. Сверток для надежности зафиксирован тремя булавками в святом и, главное, надежном для каждого мужчины месте.
Я же тоскливо размышляю о нелегком служебном долге, заставляющем в жаркий летний день сидеть не в парке с шоколадным мороженым, а выслушивать жалобы не совсем, на мой взгляд, здравомыслящего человека.
— Пожалуйста, гражданин следователь.
— Пока не следователь. И еще не гражданин, а товарищ. Просто товарищ старший лейтенант, — улыбаюсь, чтобы хоть немного подбодрить растерянного и смущенного посетителя.

Он и сам бы не прочь в парк на скамейку, да груз личных проблем не позволяет.
Листаю паспорт. Внимательно просматриваю справку из диспансера. Число вчерашнее. Практически свежая. Человек, прежде чем прийти в восьмое отделение, в отдел “Подозрительной информации”, тщательно подготовился.

Что внушает определенное уважение и доверие.
— Все верно. Пейпиво. А фамилию жены не думали взять? Поймите правильно, это сугубо ваше личное дело, но слишком уж необычная фамилия.

Друзья не смеются? — Возвращаю документы Пейпиву.
Посетитель отдела “Подозрительная информация” слегка смущается. Чуть-чуть краснеет. И капельку обижается.
— У супруги моей, товарищ старший лейтенант, фамилия тоже не сахар. Жриводкова.
— Простите. — С головой залезаю в выдвижной ящик стола. Смахиваю набежавшую слезу. Господи, у человека такое горе, а я о мороженом мечтаю.
Психологически разгрузившись, возвращаюсь на рабочее место.
— Продолжим, товарищ Пейпиво. — Посетитель сползает на краешек допросной табуретки и замирает, сложив ладошки на коленях, демонстрируя усиленное внимание и готовность от чистого сердца сотрудничать с внутренними органами. — Значит, вы утверждаете, что мамаша вашей супруги, у которой также удивительная фамилия, является к вам по ночам?
— Именно так, товарищ старший лейтенант. Непременно каждую ночь и является.
— Помедленнее, если можно. Чем подробнее я запишу показания, тем больше шансов помочь без заключения вас под стражу. Сидите, сидит



Назад