mechanical keyboard 0b4267a2

Костин Сергей - Лысая Голова И Трезвый Ум



sf_humor Сергей Костин Лысая голова и трезвый ум Есть у молодых лейтенантов и прапорщиков такое слово — надо. Надо работать, чтобы получать зарплату. Как минимум. Чтобы спасать мир.

Как максимум. Хотя и труднодостижимый. Но не для лейтенанта Лесика Пономарева и прапорщика Марии Баобабовой.

Оперативные сотрудники Отдела подозрительной информации, в просторечье «Пи», не задумываясь ни на секунду, готовы пуститься в погоню за преступниками хоть через морг в параллельный мир, хоть на джипе сквозь тайгу, а хоть и в канализацию по собачьим меткам. Короче, туда, куда начальство пошлет...
ru ru Black Jack FB Tools 2005-03-21 5D7A6958-DB7B-49F9-B4D8-E068C19C0FA6 1.0 Костин С. Лысая голова и трезвый ум Эксмо М. 2002 5-699-00992-2 Сергей КОСТИН
ЛЫСАЯ ГОЛОВА И ТРЕЗВЫЙ УМ
* * *
— Новенький?
— Новенький.
— Фамилия?
— Пономарев.
— Звать-то тебя как, Пономарев?
— Лесик…. То есть, Леша. Алексей.
— Лесик. Хорошее имя для новенького. Медаль хочешь заработать, Лесик?
Вопрос, если его рассматривать с профессиональной точки зрения, риторический. Кто ж не хочет заработать медаль? Тем более в первый день службы.

Поэтому можно и промолчать.
— Тогда беги, Лесик Пономарев, к капитану. Быстро беги. Ждет, не дождется. И мыло не забудь.
— Зачем?
Глупый вопрос. От волнения.
— А ты подумай, Лесик. Подсказка. Руки мыть не надо.
Тетки из отдела кадров переглядываются, добродушно хихикают и указывают на дверь.
— По коридору прямо. Иди, иди, Лесик Пономарев.
Закрываю дверь. На секунду замираю, прислушиваясь. Не из любопытства. Из интереса. Смех в кабинете подсказывает, что я всем понравился.

На ум приходят ответные слова, целые потоки язвительных и острых слов, но уже поздно. Не возвращаться же.
Полутемный коридор. Малолетние правонарушители, раскачивающиеся на скрипучих стульях. Полные банки окурков на подоконниках.

Изодранный линолеум, с черной протоптанной дорожкой. Тусклые лампочки в железных футлярах.
Из ближайшего кабинета вываливаются суровые сержанты. Мощные кулаки и большие, на ширину плеч, подбородки. Вежливо интересуются, не угостит ли новенький сигареткой?

В ответ на короткую лекцию о вреде курения, тщательно обыскивают карманы, добродушно заявляя, что так положено. Не обнаружив сигарет, просят в следующий раз быть внимательней и с пустыми карманами в отделение не являться.
Я не расстраиваюсь. Понимаю, ребята вышли в коридор не от хорошей жизни.
Дверь, обитая черным дерматином. Ржавые гвоздики пытаются создать видимость упорядоченных ромбов. На табличке серебром по красному. «Начальник». Чуть ниже еще одна, треснутая поперек, вывеска. «Приемная».

Рядом с дверью, на покрашенной серой стене, нацарапанные острым предметом надписи, из серии “незаконченное среднее образование”.
Мне сюда.
— Можно?
Секретарша, коротко стриженая толстушка с развитыми ушами и ртом, воркует по телефону. Кивает на стул. Садись, лейтенант, коль пришел, в ногах, как и в жизни, правды нет.
— Да ты что!? А он? Ха-ха-ха! А вы? Хи-хи-хи! Ну, надо же!
Смотрит на меня. Прикрывает рот ладошкой, хлюпает от смеха носом. Где простыть успела? На улице самое лето.
Толстушка аккуратно возвращает трубку на аппарат, кладет руки, как первоклашка в школе, и теперь все внимание исключительно на меня.
— Вы Лесик?
Она только что разговаривала с отделом кадров. И все эти «Хи-хи-хи, а вы, а он?» относятся ко мне.
На поставленный вопрос не отвечаю. Во-первых, сам виноват. А во-вторых, прозвище, полученное в детстве, ухо не режет. Привык.

Свое, как никак.
— Лейтенант Алексей Понома



Назад