0b4267a2

Кошелев Сергей - 'великое Сказание' Продолжается



Сергей Кошелев
"Великое сказание" продолжается
Эстетическая теория Дж. Р. Р. Толкина и его роман "Властелин Колец"
Книги Джона Роналда Роэла Толкина (1892-1973) сравнительно недавно
нашли дорогу к нашим читателям: в 1976 году появился русский перевод сказки
для детей "Хоббит", в 1980 году журнал "Химия и жизнь" опубликовал притчу
"Лист работы Мелкина", а в 1982 году "Детская литература" начала издание
монументального романа "Властелин Колец", правда, до сих пор в свет вышел
лишь один первый том1.
Имя Толкина - одно из самых заметных в английской литературе середины
XX века. "Феномен Толкина", "феномен "Властелина Колец" - такими
выражениями пестрели критические отзывы после выхода в свет романа, все
тома которого составили в общей сложности около полутора тысяч страниц.
Книга, чей сказочный сюжет, казалось, указывал прямой путь к молодым
читателям, побила все рекорды популярности среди взрослых, тираж её достиг
астрономических цифр. Ее читали, по словам одного критика, "дети и
академики, хиппи и домохозяйки", выходили её "пиратские" издания, перевели
книгу почти на двадцать языков. В США шел настоящий "толкиновский бум".
Шумихи было предостаточно. Но когда она улеглась, стало ясно, что
"Властелин Колец" - не однодневка. Ныне это одна из известнейших книг
середины века с прочно закрепившейся репутацией классики. Конечно, нельзя
оценивать любое художественное произведение лишь на основе многомиллионных
тиражей. И в случае с романом Толкина прислушаться к определению
"феноменальный" заставляют прежде всего свойства самой книги: постановка в
ней актуальных философских и моральных проблем, продиктованных современным
кризисом капиталистического общества, и необыкновенная свежесть, яркость
восприятия и изображения. "Вымыть окна" призывал писатель современников,
увидеть мир без тусклой дымки банальности, "взглянуть на зелень, заново
поразиться... синему, желтому, красному, ...встретиться с кентавром и
драконом, а потом... неожиданно узреть, подобно древним пастухам, овец,
псов, лошадей - и волков"2. За этими словами - целая программа исцеления
больной современности, развернутая в эссе "О волшебных сказках",
эстетическом манифесте Толкина.
Болезнь, считает он. заключена в "присвоении" - привычной для
современного сознания стандартизации вещного мира на основе утилитарного
"знания". "Присвоенные" вещи банальны и неинтересны: "Мы говорим, что знаем
их. Они когда-то привлекли нас своим блеском, цветом, формой, и мы их
заграбастали, заперли под замок и перестали на них смотреть". Расплата за
такое присвоение - восприятие мира как скучного и бессмысленного. Лишь
отбросив "знание" собственника и отдавшись воображению, человек может
увидеть не просто овец - животных, полезных мясом и шерстью, и не просто
волков - вредных конкурентов в потреблении овец, но разглядеть во всем этом
некую моральную значимость. А ведь выход к моральным ценностям уже означает
прорыв бессмысленности.
Волшебные сказки всех народов показывают, что человечество с самых
древних времен творило такой аксиологически окрашенный образ мира. Следуя
"путями древних пастухов", человек XX века тоже может в воображении
встретиться с самим собой - кентавром, физическое естество которого
срослось с духовным в двуединое целое, или увидеть трубу военного завода
огнедышащим драконом. Для здравомыслящих утилитаристов это будет
болезненной фантазией, галлюцинацией, стоящей на грани умственного
расстройства. Для Толкина же такая фантазия - естеств



Назад