0b4267a2

Кощеев Л - О Налогах



Л. Кощеев
О налогах
Hедвижность имеет еще одно существенное преимущество перед движением: она
не облагается налогами. Почему это так, вполне понятно. Во-первых,
шевелящийся объект обнаружить (и "обложить" не в пример легче, чем
замерший. Куда важнее моральная причина: посредством взятия налога, то есть
нанесением ущерба уязвляется движение, энергичность, стремление куда-то,
которые нынче признаются пороком. Совсем как в детстве - Машенька смирно
сидела в уголке, и ей купили мороженое, а вот Таня бегала как полоумная, и
ей сладкого не дали.
В таком взгляде на налоги нет ничего удивительного. Они сами по себе
являются вторжением морали в сферу денег: блага даются тому, кто их не
заработал, но заслужил. Поэтому вполне естественно, что они становятся еще и
орудием морали: поощрить дотациями и пособиями добродетель, наказать
изъятиями порок.
Конечно, с точки зрения экономики как таковой это полный бред. Для неё
движение, активность и подвижность - несомненные ценности, без которых
немыслим успех. Hо что за дело морали до экономические взглядов - "пусть
рухнет мир, но восторжествует справедливость". Она может с ними совпадать,
как это было в эпоху Промышленной революции, когда предприимчивость и
преуспевание провозглашались добродетелью - или идти в разрез, как в
Средневековье или сейчас. Если мораль противоречит рациональным доводам, это
её только возвышает.
Особенно это замечаешь, имея дело с новыми налоговыми законами, о которых
сейчас так много говорят. С точки зрения экономиста они полны абсурда и
несуразностей. Hо точно также несуразен Шекспир в оригинале, если вы не
знаете английского языка. Абсурдна сама попытка читать эти законы с позиций
экономического смысла - они писаны совсем по иным принципам.
Что это за принципы, помогает понять одна деталь. Мы обложим налогом
потребление, говорят их авторы. И тут же вываливают мишени - заграничный
туризм (вроде бы всё правильно) и : мобильные телефоны с пейджерами. Стоп,
восклицают некоторые, это же средства производства, они же работать
помогают! Hо это понятно только самим хозяевам этих "штучек", для
какой-нибудь старушки или грузчика это бесполезные игрушки или, хуже того,
атрибуты ненавистного им богатства. Можно прикинуть, что они могут еще
поставить в этот ряд. Hапример, факсы или модемы. Так за пользование ими
уже давно приходится платить дань телефонистам.
Вот оно! Государственные органы у нас не столько заботятся о материальном
благосостоянии старушек и подобных им, сколько об их душевном комфорте,
проводят в жизнь их точку зрения. И именно в этом качестве преуспевают, что
заставляет простить им явные неуспехи в исполнении своей прямой задачи.
Душа-то важнее! Поэтому налогом и иными поборами облагается те, кто чужд и
ненавистен околоподъездным клушам и пропойцам - обладатели валюты и
банковских вкладов; те, кому есть о чём говорить по "мобильному" и кто
вывозит семью отдыхать на Канары. Мы все словно сидим в трамвае, который не
тронется с места, пока в него не заберётся последнего алкаш. Спешишь -
пожалуйста, езжай на машине, но отстегивая штрафы стоящим вдоль дороги
инспекторам.
В итоге наша экономика, вся наша жизнь по-прежнему напоминает лес, в
котором одни пеньки - это нельзя назвать лесом, зато нравится старушкам,
поскольку есть, где присесть и отдохнуть. Всё вокруг делается под их вкус и
по их разумению. Добродетельно пассивное и ленивое большинство убивает
презрением меньшинство, погрязшее во грехе стремительности и энергии. Т



Назад