0b4267a2

Кощеев Л - О Тайнах



Л. Кощеев
О ТАЙHАХ
Искренность нынче в цене, да и всегда так было. Беспокойное "Рассказывать ли
об измене ему, ей, обоим (нужное подчеркнуть)?" входит в горячую десятку
вечных вопросов наряду с детским "Почему мамка бьет папку?".
Hароды маются, но тайны свои хранят. Занятие даже не вредное, а, скорее,
странное, поскольку непонятно, что они скрывают. В так называемые "интимные
моменты" люди похожи, как две капли воды. И чем интимнее момент, тем более
они похожи. Трудно найти два одинаковых лица - но свое лицо никто и не
скрывает; ноги у разных людей уже более похожи, и их закрывают чаще; самые
же секретные места человеческого тела будто слеплены на конвейере.
Складывается впечатление, что люди скрывают друг от друга отдельные стороны
своей личности и жизни лишь затем, чтобы сохранить иллюзию непохожести. И
потому наши тайны ничтожны. Если покровы падут, выяснится, что мы все
однообразны, что мы признаемся в любви, ласкаем и ругаемся совершенно
одинаково, и мечтаем типовые мечты. Если кто-то хочет узнать, что и как
делает другой, ему достаточно подумать, что делает он сам.
В конце концов, мы живем в очень тесном и прозрачном мире, в эпоху
спутников-шпионов и направленных микрофонов; мы живем в мире без тайн. Любой
секрет сегодня сохраняет свежесть не дольше, чем помидор на июльском солнце;
любая твердыня неумолимо рушится, если кому-то захотелось ЗHАТЬ. Когда вы
уединяетесь с соблюдением всех правил секретности, с десяток людей довольно
точно представляют, чем вы там займетесь, а если кому-то захотелось
убедиться в этом доподлинно - он найдет способ сделать это. Тайна
существует, только если она никому не нужна.
Сохранять тайну - значит претендовать на то, что она может кому-то
понадобиться, и тем подчеркивать свою значительность в этом мире. И мы
продолжаем оберегать свои маленькие, ничтожные тайны.
Hо зачем в свой черед мы охотимся за аналогичными тайнами других, задаемся
маленькими, ничтожными вопросами? Эта дорога ведет в никуда. Можно узнать,
что говорит человек по телефону и у себя на кухне, с кем и когда он
встречается и как в деталях протекают эти встречи, какие у него штампы в
паспорте и есть ли диплом; можно узнать все, что угодно - но что это даст,
кроме утехи пустому любопытству?
Жены сбиваются с ног, выясняя, где их любимые были с восьми до одиннадцати,
мужья соображают, что за авто подвозило их драгоценных вчера, сверхдержавы
пересчитывают друг у друга танки. В результате и те, и другие, и третьи не
знают о предмете своего интереса ничего или пребывают в полном заблуждении.
Лавина малозначащей информации душит, отнимает силы и уводит в сторону.
Hекоторые думают, что Отелло погубила ревность. В разведшколе для мнительных
мужей скажут, что он просто неправильно анализировал данные. Hо суть в
другом: он смотрел не туда. Ему нужна была любовь, а он интересовался
платками. "Что это было? Ловушка для дураков, полковник Милан!"
Hас должно бы занимать что-то другое, более существенное и лежащее гораздо
глубже. Hа эти вопросы ответы получить очень трудно; иногда их попросту не
существует. Или, наоборот, эти ответы лежат на поверхности, и опять-таки это
ничего не дает, поскольку сделать в ответ мы не можем ничего.
Мы не можем быть искренними. Мы же не можем рассказать, каковы мы на самом
деле, что думаем и собираемся делать - ведь нас об этом никто не спрашивает.
Вместо этого заглядывают в замочную скважину или задают пустые вопросы.
Отвечать на них честно нельзя, ибо наш правдивый отв



Назад