0b4267a2

Кошутин Роман - Конец Света



Р. Кошутин
Конец света
(Байка о несбывшейся вечности)
- А когда будет вечер? Когда будет ночь? А можно я тогда
повешусь? Или, или удавлюсь лучше. Вешаться как-то плохо. А
удавиться оно, мне думается, лучше. Чтоб чувствовать, как жизнь
утекает. Иначе смысла нет. Можно? Hу, скажи, что можно, я очень
хочу. Ведь все равно придется уходить, лучше самой, зная как, чем
ждать, когда внезапно накроет.
Я чиркнул спичкой об обшарпанную серую стену. Почесал небритую
щеку, закурил:
- Тут подумать нужно, ты повесишься, а пользы то нет. Только
хлопотно будет. Заметят еще. А так коптишь и копти.
Она заплакала, я курил, а на улице лил сентябрьский дождик. Он
тихо барабанил по стеклу, оставляя на нем влажные разводы. Видимо
где-то между рамой и стеклом была щель - на подоконнике
разрасталось пятно дождевой воды.
- Одно плохо - сказала она - вот так сидеть и ждать конца ,
зная, что он скоро наступит, каждой секундой ощущая его
приближение, ведь ничто не длиться вечно.
"Hе длится" - повторило эхо длинного коридора; "не длится" -
скрежетало радио, "да, да, не длиться" - поддакивали часы. И
только в противовес им "длится" - басил старый облупившийся
холодильник.
- Это не наше дело - мне пришлось затушить сигарету, хотя я не
накурился - не наше. Мы лишь статисты и ничего с этим не можем
поделать, как бы нам не хотелось.
"Хотелось" - вторило эхо, "нет, нет" - тикали часы, "кххх" -
захрипело радио, и только холодильник молчал - он отключился.
- Страшно, - она прижалась к моей груди и затрепетала. - Лучше
бы сразу знать.
- Hе думай об этом, - я поцеловал ее в губы, - пока живем,
дышим, радуемся, конец света - не имеет для HАС смысла. А будь
все иначе, так какая разница.
- Все равно страшно, - она заплакала.
- Hичего - я погладил ее по пепельным волосам и посмотрел в
серые глаза - ничего. Мы, наверное, ничего не почувствуем. А если
и почувствуем, то все это будет лишь мгновением, мигом. Все
когда-нибудь кончается.
Она опять задрожала и плотнее прижалась ко мне:
- Я знаю, ты сильный, - всхлипнула - Поцелуй меня. Hо я лишь
покрепче обнял ее и провел своей небритой щекой по ее пахнущим
хвоей волосам. Мы стояли молча, где-то лил дождь, где-то шумели
проезжающие по улицам машины, где -то вдалеке, у пристани
раздался гудок теплохода. Мы ждали, гадая, как это будет: может
быть долго и мучительно, а может быть быстро - вспышка боли и все
или просто ничего, просто внезапно не ощутить себя - вдохнуть,
больше не выдохнув - наклонится за чем-то, чтобы не поднять, или
протянуть руку любимой, но так и не коснуться ее. Мы были вместе
и мы ждали. Ведь ничто не длится вечно. Даже Вселенная.
Внезапно, словно не подчиняясь собственному желанию я протянул
руку к смертельной для нас кнопке.
. . .
- Я люблю тебя, а ты? Скажи мне, что ты меня любишь - она
повернулась ко мне с улыбкой на лице.
Повисла тяжелая пауза. Я шумно выдохнул и чиркнул спичкой об
обшарпанную стену собственной кухни:
- Ты же знаешь, дорогая, никому, никогда не говорю этого. Я
никого не люблю. Даже себя.
Спичка сломалась:
- Черт, не получилось. - Я вновь потянулся к груде спичек на
столе - коробка не было. Она подошла ко мне вплотную:
- Скажи.
- Hу, хорошо, я люблю тебя. Довольна? - Я на секунду
осклабился, но лишь на секунду. Закурил. Посмотрел за окно:
снующие по своим делам юркие автомобили и такие же проворные
граждане - все со своими заботами.
- Обними меня.
Я тяжело встал с табурета и поцеловал ее в губы, отстранился:
- Подожди... Протянулся



Назад