0b4267a2

Котенко Олег - Рыцари Критиканского Ордена



Олег КОТЕНКО
РЫЦАРИ КРИТИКАНСКОГО ОРДЕНА
Смотрел я как-то на своего знакомого московского критика Х., славного
своими не запоминаемыми предисловиями и думал: "Вот ведь живет человек, как
какая-нибудь гаттерия - континенты распались, динозавры вымерли, Аттила
покорил Рим, народы переселялись, классицизм боролся с романтизмом,
исторический апрельский пленум прошел - а ему все по барабану; глядит
выпуклыми блестящими глазами и лепечет чего-то, и кропает чего-то - всегда
одно и то же"; сколько бы он ни прочел - ничего не поймет и ничему не
научится.
(Александр Лурье, статья "Прогулки по Карфагену")
Итак, с чего же нам начать. Наверное, с объяснения, для кого и для чего
пишется всё это. Дело в том, что все неймётся отдельным личностям с излишне
критичным взглядом на мир или же просто личностям завистливым (???) и
выливается этот их зуд бурными потоками на головы общественности. И
особенно любят такие критики фантастику. Правда, не читать, а всё больше
разбирать по косточкам да самым тщательным образом потом эти косточки
перемывать. Вот как. И с чего бы это? Кому-то она жить мешает, фантастика
эта? Или кто-то так заботится о её судьбе, что просто не может удержаться
от критиканского высказывания? Надо учиться, господа: И вот - статья А.
Лурье, в очередной раз: Впрочем, не будем говорить наперёд.
Первую часть статьи оставлю без комментариев. Комментировать там нечего,
потому как ничего в ней не содержиться, кроме взгляда автора на
действительность. Но я заметил за ним одну нехорошую привычку: "Русские
любят", "Русские думают": Интересно, кто дал Лурье полномочия "думать" и
"любить" за весь русский народ? Это ли не странно? А вот дальнейший текст
оставить без внимания нельзя.
Закроем глаза на намёки о профнепригодности "фэнской литературы". Это
просто говорит о не слишком высоком воспитании господина Лурье. Или о
повышенном проценте туповатого злорадства в характере. Идём дальше. В
очередной раз попал под раздачу фантаст Владимир ВАСИЛЬЕВ. Цитату в студию!
Есть два случая, когда автор не заметен - или когда все очень хорошо и он
растворился в своем произведении и когда все ужасно и произведение
растворилось в нем. Так, например, происходит с творчеством В. Васильева.
Когда-то я, по молодости лет, считал, что трудно быть бездарнее Головачева.
Ан, оказалось, есть еще скрытые резервы - навалом. На пороховницу, правда,
при всех объемах выработки не хватит, горючего материала не достаточно даже
для спички. В тоннах словесной руды нет ни грамма - ни радия, ни золота -
ничего. Абсолютный вакуум, - идей, сюжета, характеров - структурированный в
некотором, впрочем, не слишком настойчивом, соответствии русской
грамматике. При этом Васильев честно пытается воспеть своих коллег-фэнов,
людей без страха и упрека, любителей выпить пивка. Но вместо галереи
образов получается галерея практически неразличимых штампов в стиле
монументального комсомольского искусства, а герои - те же совки, только
идеализированные. Благодаря цветастой обложке и звучному названию удается
не спутать это творчество с телефонным справочником или расписанием
поездов. Последние, правда, содержат информацию. В. Васильев не грешит и
этим. И ведь это, с позволения (с чьего только?) сказать, "крепкий
середняк" среди орды пишущих в пересчете на погонные километры. Что ж,
фэны-издатели с легкостью доказали, что из любого писучего графомана из
тусовки можно вылепить "письменника" - конфетка хоть и не получится, но
публика-дура схавает и еще по



Назад