0b4267a2

Котошихин Григорий - О России В Царствование Алексея Михайловича



ГРИГОРИЙ КОТОШИХИН
О РОССИИ, В ЦАРСТВОВАНИЕ АЛЕКСЕЯ МИХАЙЛОВИЧА
Григорий Котошихин с молодых лет служил в посольском приказе (в истор. об
Азовск. сиден. см. прим. 1), сперва писцом, потом подьячим: неоднократно был
посылаем с посольствами для заключения мирных трактатов со Шведами и Поляками,
и однажды был послан от царя Алексея Михайловича посланцем к Шведскому королю
Карлу XI. Вследствие интриг между Московскими вельможами, к которым Котошихин
был командирован по службе, он вынужден был оставить отечество. Бежал сначала
в Польшу, потом в Пруссию, и наконец с 1666 г. жил в Стокгольме, приняв
лютеранское исповедание и назвавшись Иваном-Александром Селицким. За убиение
своего хозяина, по приговору суда, был казнен.
Сочинение о России составил он в Стокгольме, под покровительством графа
Магнуса Деля-Гарди, который ценил в Котошихине проницательный ум и опытность в
политике. Первая мысль описать нравы, обычаи, управление и вообще быт своего
отечества родилась у него еще тогда, как он, во время бегства своего из
России, посещая разные страны и города, имел случай замечать в них много
несходного с русским бытом, и особенно в том государстве, где он остался на
постоянное жительство. Сочинение это, в 13 главах, содержит в себе следующее:
о царях, царицах и их детях, о царских чиновных людях, о царских титулах, о
послах и посланниках, о царских дворах и приказах, о подвластных Москве,
государствах; землях и городах, о воинских сборах, о торговых людях, о
крестьянах, о царской торговле и о житье-бытье бояр и иных чинов людей. Как
человек, оставивший свое отечество, автор иногда отзывается о нем
неприязненно. Кое-где виден взгляд, воспитанный европейским образованием
(напр. об обучении иностранным языкам, см. 1). - По языку и слогу сочинение
Котошихина предлагает иам образец писания Московских подьячих XVII столетия.
[1] 1. О царском воспитании (из гл. 1-ой). А на воспитание царевича или
царевны выбирают всяких чинов из жен - жену добрую, и чистую, и млеком
сладостну, и здорову, и живет та жена у царицы в Верху на воспитание год; а
как год отойдет, и ежели та жена дворянска роду, мужа ее пожалует царь на
воеводство в город, или вотчину даст, - а подьяческая, или иного служивого
чину, прибавят чести и дадут жалованья немало, - а посадского человека, и
таким по тому ж дано будет жалованье немалое, а тягла и податей на царя с мужа
ее не емлют, по их живот. Да у того ж царевича или у царевны бывает
приставлена для досмотру мамка, боярыня честная, вдова старая, да нянька и
иные прислужницы. А как царевич будет лет пяти, и к нему приставят для
бережения и научения боярина, честью великого, тиха и разумна, а к нему
придадут товарища окольничего или думного человека; также из боярских детей
выбирают в слуги и в стольники таких же младых, что и царевич. А как приспеет
время учити того царевича грамоте и в учители выбирают учительных людей, тихих
и не бражников; а писать учить выбирают из посольских подьячих; а иным языком,
латинскому, греческому, немецкому, и никоторым, кроме русского, научения в
Российском государстве не бывает. И бывают царевичам и царевнам всякому свои
хоромы и люди, кому их оберегати, особые. А до 15 лет и больше царевича,
окроме тех людей, которые к нему уставлены, и окроме бояр и ближних людей,
видети никто не может (таковый бо есть обычай), а по 15 летех укажут его всем
людем, как ходит со отцем своим в церковь и на потехи; а как уведают люди, что
уж его объявили, и изо многих городов



Назад