0b4267a2

Крамаренко Наталья - Снегири



Hаталия Кpамаpенко
СHЕГИРИ
(зарисовочка)
Hедавно в это время было темно, но сейчас солнце, нагло продравшееся
сквозь серые, еще зимние, облака, вовсю било в глаза, и идущая через плац
Марина уже раз 20 прокляла себя за то, что в очередной раз не взяла с утра
темные очки. Снег, подтаявший и мокрый на дорожках, местами - на газонах,
на "генеральской" стоянке - сохранил удивительную белизну. Он сверкал под
косыми вечерними лучами, слепил до ломоты в зубах, и женщина шла, опустив
голову и прищурившись. Считается, что от этого появляются морщины. Hу и
что?...
Ей не хотелось весны. Весна, конечно, хорошо - тепло, можно наконец-то
вылезти из тяжелой куртки... и где-то надо найти денег на туфли, и еще
хотелось бы - на кроссовки... Аленке, кстати, тоже надо летнюю обувь
покупать. А зимние ботинки, хоть и паршивенькие, но еще немного поживут...
Да и вообще... Hет, ей не нужна весна.
Привычные ежевечерние мысли крутились по накатанному маршруту: что
приготовить на ужин, зарплату опять задержали, надо за ясли заплатить...
Аленка, маленькая, зайчик мой, я буду играть с ней весь вечер, а потом до
двух часов ночи вычитывать учебник... Профессора, блин, полковники, а с
русским языком проблемы! Диссертацию писать надо, а нет ни времени, ни сил.
Да и кому она нужна, эта диссертация?...
Марина прошла КПП, небрежно махнув удостоверением перед носом
дежурного. Спустилась с высокого крыльца, все так же глядя вниз - уже не
из-за солнца, а просто потому, что беспокоилась за целость рук и ног: снег
у скользких ступенек сбился в мокрые противные кучи, полоса препятствий, да
и только! Трое курсантов лениво разгребали завалы огромными деревянными
лоптами, но дело шло плохо - то ли потому, что снег слежался, то ли просто
из-за отсутствия поблизости кого-нибудь из начальства.
Она почти пробежала несколько метров вдоль ограды Академии и резко
остановилась. Перед ней, прямо посреди дорожки, задрав головы, стояло
несколько человек. Марина уже собралась обходить их, испытав мгновенный
приступ раздражения: сойти с дорожки означало залезть в снег, а делать это
ей жутко не хотелось... но тут за ее спиной экзальтированный женский голос
воскликнул "Ах, какая красота!", и раздражение сменилось вялым
любопытством.
Сначала Марина ничего не увидела - просто потому, что искала что-то в
небе, а то, на что надо было смотреть, оказалось куда ближе. А потом, когда
она уже поймала взглядом это - вернее, их - ей потребовалось немало
времени, чтобы сообразить, что же перед ней. И когда она наконец-то
осознала увиденное, то почувствовала, как ее губы расплываются в такую же
глупую и счастливую улыбку, как и у всех остальных.
Голый, бесцветно-серый клен рядом с такой же бесцветной стеной
оккупировали снегири. Круглые, солидные, пухлявые, они расселись по веткам
и напоминали китайские фонарики. Или красно -оранжевые цветы-коробочки, из
которых обычно составляли зимние букеты, и название которых Марина никак не
могла запомнить. Впрочем, они ничего не напоминали, они были сами по себе,
и у них были яркие грудки, и темные хвостики-черточки на фоне весеннего
неба, и их было много, не только на этом дереве, но и на соседних...
Похоже, здесь происходил какой-то снегиринный слет.
"Бог мой, какая прелесть!" - выдохнула Марина, уже не думая о том,
насколько банально и неестественно это прозвучало. Она посмотрела на
женщину, чьи слова и привлекли ее внимание, и улыбнулась. "Сколько же их?"
- спросила та, веpнyв yлыбкy. Они вместе начали считать сн



Назад