0b4267a2

Крамаренко Сергей - Проклятие Красной Площади



КРАМАРЕНКО СЕРГЕЙ
ПРОКЛЯТИЕ КРАСНОЙ ПЛОЩАДИ
ЧАСТЬ ПЕРВАЯ
Глава I
Село Горки. 21 января 1924 г. 18:17
День заканчивался. У вождя русского пролетариата и организатора Октябрьского переворота начался новый сильнейший приступ болезни. Вождь был перенесен с кресла на кровать; над ним склонились доктор и медсестра.

Глаза Ленина были мутными и пустыми, они то открывались, то закрывались... В уголках рта Владимира Ильича запузырилась пена.
За окнами особняка шел снег, завывала вьюга.
- Приведите сюда Надежду Константиновну, - устало произнес доктор, пытаясь нащупать пульс Ленина, - приведите ее. Боюсь, положение очень серьезное.
Медсестра бросилась звать Крупскую, которая в это время находилась за несколько комнат от той, где умирал Ленин. Супруга вождя беседовала с только что приехавшим из Москвы Львом Троцким. Тот намеревался рассказать Крупской о столичной жизни, о делах в ЦК, но так, чтобы не потревожить своим визитом Ильича.
Дверь распахнулась. С трудом переводя дыхание, вбежала медсестра в сопровождении красноармейца из охраны.
- Надежда Константиновна! Владимиру Ильичу плохо! Доктор срочно зовет вас к нему! - крикнула она.
- Я считаю, что должен вместе с вами посмотреть на Ильича, - тоном, не требующим возражений, произнес Троцкий.
Через несколько минут они, истекая слезами, стояли у постели вождя. Вдруг, к удивлению всех присутствующих, Владимир Ильич открыл глаза. В них появился странный, не свойственный живому человеку, блеск. Вождь поднял здоровую руку и показал два пальца.

Затем, что-то мыча, он махнул рукой в сторону Крупской и Троцкого.
- Мне показалось, будто он хочет что-то сообщить нам с Львом Давыдовичем, - тихо сказала жена вождя и взглянула на доктора поверх очков.
- Что и как он вам может сообщить, Надежда Константиновна? Он в каком-то необычном состоянии, я никогда не видел умирающих такими, - ответил опытный врач.
Но ощутив на себе требовательный взгляд Троцкого, он взял под локоть медсестру и вышел из комнаты. Когда за ними закрылась дверь, Троцкий и Крупская склонились над Владимиром Ильичом.
- Друзья мои, я хочу сказать вам несколько слов, - вдруг хрипло произнес Ленин. Не ожидая, что к мужу может вернуться дар речи, Крупская от неожиданности отшатнулась. Троцкий побледнел.
- Не бойтесь, вам нечего бояться, - продолжал Владимир Ильич. - Прежде чем надолго оставить вас, я должен открыть вам страшную великую тайну.
Троцкий внимательно смотрел на вождя. Крупская думала о том, не позвать ли доктора.
- Не надо врача, * снова захрипел Ленин. - Я буду спокоен за то, что скажу вам минуту спустя. Ибо услышанное своим ужасом заставит вас всегда молчать об этой тайне.
Два соратника, стоявшие над ним, напряженно ждали.
- Я уже не человек, - объявил Ленин. - Уже несколько минут, как я умер. Я должен открыться вам в страшном грехе. Знайте, друзья! Когда мне было 18 лет, в ссылке я продал душу дьяволу!

Он явился ко мне в образе мужчины и пообещал, что если я перейду под его влияние, он поможет мне установить власть под коммунистическим знаменем сначала в России, потом - в Европе, а затем - во всем мире. Он обещал, что я буду жить сто два года! Все получалось с его помощью.

Но теперь я понял, что дьявол жестоко обманул меня. Сегодня я осознал, что умираю... Я бессовестно пострадал, поверив дьяволу.

Тремя минутами раньше того, как я умер, он явился ко мне и сообщил еще кое-что...
Ленин перевел дыхание. Ему трудно было говорить: язык вылезал изо рта, судороги сотрясали немощное тело.
Господи! Что он несет? Володя



Назад