0b4267a2

Кравченко Сергей - Кривая Империя (Книга 1 - Князья И Цари)



Сергей Кравченко
Кривая Империя.
Книга I. Князья и Цари
Предисловие
Мы говорим о нелегкой судьбе России и русского народа.
Мы пытаемся найти причины русских бед и неустройств.
Мы ищем врагов, ссылаемся на природные условия, на военные напасти, на
превратности истории.
Мы остаемся в привычных рамках самооправдания.
Мы по-прежнему не хотим заглянуть внутрь себя...
А ведь есть, есть у нас темы, которые неудобно обсуждать. Есть
очевидные обобщения, которые мы опасаемся сделать. Есть документальные
факты, которые мы до сих пор комментируем извращенно, подчиняясь
традиционному мнению и твердой правительственной указке.
Нам легко грешить против истины - мы ее почти не знаем. Поэтому,
отчеканивая в диссертациях, что "...князь Игорь был далек от чаяний простого
народа...", мы оправдываем себя тем, что сами половецких плясок вокруг
пленного Игоря не плясали. И кажется нам, что предки наши - не люди, а
почти инопланетяне, и понять их уже нельзя. Так и не судим, и не судимы
будем, а в диссертациях с чистой совестью напишем - что кому задано.
Оглядываясь на прошедшие века и тысячелетия, мы обнаруживаем там другие
одежды и технику, другую музыку и другой уровень коммунальных удобств. Но
людей мы там встречаем все тех же - наших, знакомых с детства руководящих
дураков и придурков, обиженных умных и честных, ограбленных работяг,
прославленных негодяев и забытых героев. Все, как сейчас. Человек меняется
очень медленно!
Так наберемся же духу объяснить Историю страны нашей простыми и
понятными причинами. Вглядимся в лица и дела героев былых времен. Попытаемся
понять их мотивы, - они не всегда были так уж величественны: под кольчугами
и латами, под царскими мантиями и архиерейскими ризами трепетали такие же
слабые, уязвимые сердца, пульсировали такие же чувствительные части тела,
как и у нас с вами, дорогие читатели. Не будем судить их строго, - они жили
и умирали в страшные времена. Не будем завидовать им, - не все так блестяще
отражалось в лужах и болотах древнего быта. Но не будем и унижать себя
преклонением перед сомнительными персонами старого времени, - правдами и
неправдами добились они величальных записей на бересте, пергаменте и бумаге.
В нашем повествовании иногда будут появляться еще два автора - Писец и
Историк.
Первого летописца звали вроде бы Нестор, хотя многие считают, что это
образ собирательный, так сказать - союз писателей, составленный из
грамотных и полуграмотных монахов. Задача у него была тяжкая и неприятная.
Он должен был описывать события по горячим следам, под пристальным княжеским
оком (вернее сказать - ухом: ни писать, ни читать, ни считать князь обычно
не умел, и приходилось летописцу вслух пересказывать новые летописные
повести о том, как он, батюшка, намедни за народ потно потрудился и славно
попировал). Труды летописца пошли прахом. Не сохранилось ни одного оригинала
"первоначальной летописи", четко датированных хроник. Только в 18 веке (!)
при Петре Великом в прусской столице Кенигсберге был найден так называемый
Радзивиллов список с "Повести временных лет", заботливо сохраненный
педантичными немцами. Вообще, почти все, что удалось найти, - это списки,
копии или цитаты и упоминания...
Еще более важную, хоть и черную работу, выполнял младший брат летописца
- писец. На нем лежала обязанность ездить с князем, а также с кем попало и
куда пошлют, вести всю государственную документацию, горбить вместо
типографий, заменять собой все нынешние телеграфные аппараты, печатные
маши



Назад